Путин и общество
24 октября 2019 г.
Столичные протесты вскрыли развал российской государственности
6 АВГУСТА 2019, АЛЕКСАНДР РЫКЛИН

ТАСС

В минувший вторник судья Краснопресненского суда столицы Катерина Кириченко отправила под арест еще трех фигурантов дела о «массовых беспорядках», которое было возбуждено после жестокого разгона мирной демонстрации, что прошла в Москве 27 июля.

В СИЗО на два месяца помещены студент МГТУ им. Баумана Даниил Конон, Сергей Абаничев, который, судя по всему, вообще не имеет никакого отношения к протестам и на месте происшествия оказался случайно, а также левый активист из Нижнего Новгорода Владислав Барабанов. Общее в их деле то (и это роднит их с остальными обвиняемыми по данному делу — их уже девять человек), что никаких сколько-нибудь убедительных доказательств вины следствие суду так и не предъявило. Например, Сергей Абаничев виноват в том, что, бросив бумажный стаканчик в сторону урны, не попал в нее, никаких других материалов о его причастности к происходящему в деле не содержится. С Даниилом Кононом и Владиславом Барабановым та же самая история: в материалах следствия перечислены эпизоды, к которым эти граждане вообще не имели никакого отношения и которые даже произошли вдалеке от мест их задержания. Речь идет о «бросании урны в сотрудника правоохранительных органов» и о прорыве «цепи полицейских». При этом известно, что урну, которая так и не докатилась ни до одного правоохранителя, бросал совершенно другой человек, а на фотографиях, на которых, по мнению силовиков, запечатлен момент «прорыва», нет ни Барабанова, ни Конона. Единственная фотография с Барабановым, представленная суда, та, на которой он стоит на обочине дороги в стороне от колонны, двигающейся по Петровскому бульвару. По мнению следствия, такое расположение обвиняемого доказывает, что он «координирует» протест.

Несмотря на всю вопиющую абсурдность происходящего, судья Катерина Кириченко всем троим выбирает самую суровую меру пресечения. Впрочем, поскольку само основание, по которому возбуждено дело о массовых беспорядках 27 июля (2ч. 212-й ст. УК), не подкреплено никакой мало-мальски убедительной аргументацией, то все остальное происходящее внутри этого дела выглядит и является, по сути, абсолютным произволом в отношении любых его фигурантов. 

Как ни парадоксально это звучит, но в истории с новой волной столичного протеста есть один, как мне кажется, бесспорно положительный момент — миллионы людей, черпающих информацию о происходящем в Москве из независимых источников, воочию убеждаются, что на самом деле представляют из себя сегодня российские правоохранительная и судебная системы. В какой степени деградации они находятся. Когда тысячи людей сначала оказываются жертвами чудовищной полицейской провокации, сопровождающейся избиениями, издевательствами и фактически пытками, а затем попадают в руки судебных органов, которые ведут себя как часть карательного механизма, это невозможно списать на «точечные проявления» и «отдельные недостатки».

Разгул силового беспредела в столице, начиная с 27 июля, не нуждается ни в каких дополнительных доказательствах. О нем свидетельствуют не только рассказы очевидцев, но и горы фото- и видеоматериалов. А сотни судебных решений — хоть по уголовным делам, хоть по административным, — не подкрепленных никакими доказательствами, в результате которых люди оказываются за решеткой, выглядят бесспорно неправосудными даже для людей, вовсе не смыслящих в юриспруденции. Ну, что должен думать обычный человек, который видит, что того, кого несправедливо посадили на восемь суток, задерживают в момент освобождения, волокут в суд и присуждают очередной административный арест вновь без каких-либо оснований. Надо полагать, он должен думать, что это и называется — политические репрессии…

Следующий вывод, который неминуемо приходит в голову любому здравому человеку, такой: если мы видим, что на месте важнейших государственных структур обосновалась банда, которая, игнорируя любые человеческие законы, правила и понятия, объявила войну собственным гражданам с целью сохранить власть нынешнего политического руководства, то надо же с этим что-то делать. Надо от них как-то избавляться, иначе они нас всех просто истребят. 


Фото: Россия. Москва. Пресненский районный суд. Станислав Красильников/ТАСС

 












  • Николай Сванидзе: Это прямая угроза обществу: не выходить на улицу, не поднимать глаз, стоять — бояться.

  • "Коммерсант": Общественность отбивает одних фигурантов, правоохранители возбуждают дела против других

  • Ivan Babitski: Россией правят люди... жестокие без решительности, хитрые без ума... Выбрать себе настолько безупречную жертву, как Котов, чтобы продемонстрировать всем подчёркнуто бессмысленную жестокость...

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Плевок
15 ОКТЯБРЯ 2019 // ГЕОРГИЙ САТАРОВ
Это всем нам. В лицо, смачно, глумливо, с чувством полной безнаказанности. Даже не плюнули, а харкнули. И ждут, что мы скажем спасибо, что пока не «размазали нашу печень по асфальту», как обещал милейший Песков. Плюнули учителям, политологам, членам РАН, юристам, студентам, актерам, затаившимся в коридорах власти системным либералам, благодаря которым, как гласит молва, мы наблюдали недавно легкое ослабление бульдожьей хватки Левиафана. Абсурдные, антиправовые, мстительные приговоры пошли по всей стране. Теперь невиновные в судах получают больше, чем убийцы, насильники и коррупционеры. И все только ради того, чтобы они могли спать немного спокойнее.
Прямая речь
15 ОКТЯБРЯ 2019
Николай Сванидзе: Это прямая угроза обществу: не выходить на улицу, не поднимать глаз, стоять — бояться.
В СМИ
15 ОКТЯБРЯ 2019
"Коммерсант": Общественность отбивает одних фигурантов, правоохранители возбуждают дела против других
В блогах
15 ОКТЯБРЯ 2019
Ivan Babitski: Россией правят люди... жестокие без решительности, хитрые без ума... Выбрать себе настолько безупречную жертву, как Котов, чтобы продемонстрировать всем подчёркнуто бессмысленную жестокость...
Путинская оттепель с метелью и обморожениями
9 ОКТЯБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
«У вас там что, оттепель?» — с этого вопроса начинают интервью практически все иностранные корреспонденты, интересующиеся тем, что происходит в России. В ответ на недоуменное пожатие плеч зарубежные коллеги настаивают: «Ну, вот же Голунова освободили, Устинов на свободе. А Мосгорсуд отменил приговор фигуранту “Нового величия” Павлу Ребровскому и отпустил его под подписку. Оттепель же!». Дьявол, как обычно, в деталях, а путинская оттепель при ближайшем рассмотрении… Впрочем, по порядку. Павел Ребровский заключил досудебное соглашение со следствием и дал показания против других обвиняемых по делу «Нового величия», так как поддался на шантаж следователя...
Прямая речь
9 ОКТЯБРЯ 2019
Леонид Гозман: Это никакая не «оттепель». Когда говорят об оттепели, подразумевают осознанную политику.
В СМИ
9 ОКТЯБРЯ 2019
Общая газета: Московская полиция через суд намерена отсудить у Алексея Навального и других оппозиционеров 18 млн рублей из-за протестных акций, которые прошли в столице в июле и августе.
В блогах
9 ОКТЯБРЯ 2019
Кирилл Еськов: Именно так и поступали в НАЦИСТСКОЙ ГЕРМАНИИ: семье казненного присылали счет за _услуги_ палача плюс стоимость веревки.
Суд в Ростове вовсе не показательный, а вполне типичный
7 ОКТЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувшую пятницу Ростовский областной суд приговорил двух фигурантов дела о «подготовке к организации массовых беспорядков и участию в них» к шести с половиной годам лишения свободы. Следующие несколько лет, если апелляционная инстанция не встанет на сторону осужденных (так и хочется написать — «пострадавших»), Владислав Мордасов и Ян Сидоров проведут в заключении. Их «сообщник» Вячеслав Шамшин получил три года условно. Сразу надо оговориться, что беспрецедентным в этом деле, которое длилось без малого два года, является только жестокость наказание.
Прямая речь
7 ОКТЯБРЯ 2019
Зоя Светова: В московских СМИ внимания к этому делу было мало, хотя Ростов-на-Дону не так далеко, мы видим, что о деле самой Шевченко говорили много с самого начала, и, может быть, это ей помогло.